Лики страшного мира в поэзии А. А.Блока

    Блок социальные проблемы продолжает переводить в мистический план, выделяя в них извечные вопросы жизни. Так, если бы стихотворение «Фабрика» не имело названия, то читателю было бы трудно догадаться, о чем конкретно идет речь. Предметные образы вроде бы создают впечатление фабрики, но это слово не звучит в тексте. Не определена и социальная принадлежность лирических персонажей стихотворения, это просто люди, а не рабочие. Они названы «нищими», но не в значении «бедные», а скорее, «обездоленные». Ощущение недоговоренности усиливает упоминание «недвижного кого-то», «черного кого-то» предстает как символ власти над людьми, заставляющей их безропотно подчиняться. Так обобщенностью образов поэт конкретную картину фабрики преобразует в символическую. Реальный и символические планы постоянно совмещаются. Создана атмосфера загадочности. В строке «Он медным голосом зовет» сливаются представления о заводском гудке и голосе рока, власти жизни, действительности над человеком. Эпитет «медный» ассоциируется с равнодушием, царящим в мире.
    Отмечаем и цветовую символику в поэтике произведения: эпитет «черный» нагнетает атмосферу страха и безнаказанности зла, «жолтый» - значит мертвящий, бездушный. Причем в поэтике Блока эпитет «жолтый» имеет особый смысл. Желтокровием поэт назвал отсутствием духовности, нравственное одичание, животную сытость мещанского существования. «Желтое – это все, что отвердело и застыло кондовым обычаем, мертвым догматом, все неподвижное, бестревожное, отказавшееся от борьбы, безразличное к будущему…» - как говорил известный блоковед В. Орлов. Характерно, что «нищим» не присваивается никакого цвета, они «никакие», то есть бесцветные по духу. Возможно, Блок еще не мог определить, какое будущее они себе выберут, да и сами ли они будут его выбирать.
    В стихотворении есть лирическое «я», как практически и во всех произведениях Блока (сравним, например, у Пушкина и Лермонтова часто мысли передаются от третьего лица, присутствует определенная объективность изложения). Лирический герой Блока в «Фабрике» как бы находится над городом, он и не с «черным», но и не с «нищими». «Я слышу все с моей вершины», - поэт видит гораздо больше за обычной картиной фабрики, в его прозрении открываются жестокость и несправедливость всего мира по отношению к людям. И название стихотворения перерастает в символ злой действительности, рока, судьбы человека – раба.
    Среди лирических персонажей появляются простые люди, его современники, в том числе рабочие, городские бедняки. Например, стихотворение «Из газет», само название которого заявляет о его злободневности, было написано на сюжет из газетной хроники происшествий. В нем описана судьба несчастной женщины, которая «сама на рельсы легла»,наверное, не вынеся тяжкого существования, унижения и мерзости. И даже дети не смогли остановить ее. Трагизм происходящего подчеркивается тем, что в день смерти героиня «встала в сияньи». Алогизмом звучит последняя строка: «Мамочке хорошо. Мама умерла». И это заставляет нас еще острее почувствовать ужас жизни, когда только смерть становится источником света и красоты. Жутко и то, что кажущиеся невероятными события являются заурядным городским происшествием, набранным мелким шрифтом газетного столбца, на которое и внимание никто не обратит.
    Автор пересказывает нам грустную житейскую историю, стараясь сохранить беспристрастность. Здесь отсутствует музыкально – лирическое начало, создаваемое стихотворным размером дольником. Почти нет неточных рифм для создания атмосферы таинственности и недоговоренности, как в «Стихах о Прекрасной Даме». Ритм стихотворения характеризует «угловатость», присущая прозе. Сугубо бытовая лексика противостоит отвлеченно мистическим фразам поэзии символизма. Если и возникают отдельные романтические краски, то лишь для усиления контраста с кошмарной действительностью, окружающих героев.
    В дни революции 1905 года в лирике блока впервые с такой последовательностью возникают гражданские темы и мотивы. Однако за каждой зарисовкой революционных событий у Блока, как правило, стояла более глубокая проблема, чем просто отражение происходящего на улица Петербурга. Так, хотя толчком к созданию стихотворения «Митинг» и послужила, скорее всего, одна из сцен тех горячих дней, но основу его составляют размышления Блока о свободе вообще, не только политической.
    Достоверность происходящего утверждается созданием иллюзии присутствия лирического героя на месте событий, о чем свидетельствуют повествования от первого лица, звуковая образность. Динамика событий, усиливают чувство того, что в жизни все преходяще, передана эпитетом «в беглом свете», особыми синтаксическими конструкциями (многосоюзием, паузами).
    И все же обращение Блока к революционной тематике говорит о том, что поэт глубоко переживал судьбоносные для России события, он сердцем постиг голод голодных и сытость сытых. Тема «страшного мира» не могла не возникнуть в его лирике, вызвав тяжелые раздумья о будущем отечества, как и в душе каждого неравнодушного человека.