Почему ошибся профессор Преображенский (повесть М.А. Булгакова "Собачье сердце")

    Профессор Преображенский думает, что можно вложить в душу Шарикова доброе начало, воспитать его в соответствии с собственными, Филиппа Филипповича, представлениями о нравственности. Он наивно думает, что достаточно заставить всех следовать установленному порядку, обеспечивающему всем благоприятные условия труда и заинтересованность в результатах своей деятельности, чтобы исчезли швондеры и каждый смог заниматься своим делом. Преображенский разъясняет, что такое разруха: «Это — мираж, дым, фикция!.. Что такое эта ваша «разруха»?
    Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы? Да ее вовсе не существует! Что вы подразумеваете под этим словом? Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать, каждый вечер начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, ходя в уборную, начну, извините меня за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной получится разруха. Следовательно, разруха сидит не в клозетах, а в головах». Профессор точно подметил, что советская пропаганда делала из разрухи неуловимую мифическую злодейку, стараясь скрыть, что первопричина — в проводившейся большевиками политике военного коммунизма, из-за которой люди отвыкли честно и добросовестно работать, утратили стимулы к производительному труду, нравственно деградировали. Разрухе Филипп Филиппович противопоставляет порядок: «Городовой! Это и только это! И совершенно неважно — будет ли он с бляхой или же в красном кепи. Поставить городового рядом с каждым человеком и заставить этого городового умерить вокальные порывы наших граждан. Я вам скажу... что ничто не изменится к лучшему в нашем доме, да и во всяком другом доме, до тех пор, пока не усмирите этих певцов! Лишь только они прекратят свои концерты, положение само собой изменится к лучшему!» Однако оказалось, что даже появление на улицах Москвы большого числа милиционеров в красивых красных кепи само по себе не способно изменить положение к лучшему. Только на горьком опыте с Шариковым Преображенский убеждается, что одних внешних условий для изменения человеческой природы и создания цивилизованного общества явно недостаточно. Своему ассистенту доктору Ивану Арнольдовичу Борменталю он признается: «Я хотел проделать маленький опыт... И вместо этого что ж получилось. Боже ты мой!.. Доктор, передо мной — тупая безнадежность, я, клянусь, потерялся,,. Сейчас Шариков проявляет уже только остатки собачьего, и поймите, что коты — это лучшее из всего, что он делает. Сообразите, что весь ужас в том, что у него уже не собачье, а именно человеческое сердце. И самое паршивое из всех, которое существует в природе». Единственный способ обуздать новоявленного монстра — это провести операцию по восстановлению его собачьего облика и сущности. Такую операцию Преображенский и Борменталь успешно проводят в финале повести. Зловещий Полиграф Поли-графович, пьяница, дебошир и доносчик, успевший уже вписаться в советское общество и сделавший блестящую карьеру в подотделе очистки Москвы от бродячих животных Москоммунхоза, вновь становится симпатичным и добросердечным псом Шариком.- В жизни, однако, шариковы очень скоро одолели Преображенских и борменталей.
    Булгаков в «Собачьем сердце» пародировал усилия большевиков создать «нового человека», путем тотальной пропаганды создать идеальный тип строителя социалистического общества, человека, который не был бы обременен грузом прежней, дореволюционной культуры и нравственности. Полиграф Полиграфович Шариков девственен в культурном отношении и освобожден от такой химеры, как совесть. В этом его огромное преимущество перед Филиппом Филипповичем Преображенским и секрет его идеальной приспособленности к жизни в социалистическом обществе. Данное обстоятельство и не учел гениальный, но политически наивный профессор.