"Молчалины блаженствуют на свете!"

    С другой стороны, автор прибегает к традиционной для «классической» комедии сюжетной схеме любовного треугольника: два соперника, Молчалин и Чацкий, добиваются любви героини. При этом первый равнодушен к Софье, видит в ней лишь средство пробиться в московские «тузы», второй же ради нее приезжает в Москву, а в финале комедии, отвергнутый героиней, решает покинуть Москву навсегда. «Всякий шаг, почти всякое слово в пьесе связано с игрой его чувства к Софье», - замечает И. А. Гончаров в критическом этюде «Мильон терзаний».
    Идеологическая интрига сплетается с любовной, поскольку соперники принадлежат к двум враждующим лагерям. Молчалин живет по законам екатерининского века, когда добивались богатства и успеха те, «чья чаще гнулась шея».
    «Низкопоклонник и делец» - ничтожный, трусливый, расчетливый Молчалин - побеждает в любовном поединке Чацкого. В финале главный герой осознает подлинное значение и подлинную роль молчалиных в «веке нынешнем» - не случайно имя фамусовского секретаря звучит во множественном числе:
    Ах!как игру судьбы постичь?
    Людей с душой гонительница, бич!
    Молчаяины блаженствуют на свете!
    В «сцене на лестнице» из четвертого действия Софья и Чацкий дают нравственную оценку этому персонажу. «Не подличайте, встаньте...» -слышит он от Софьи. «Подлец!» - восклицает Чацкий, ставший, как и она, свидетелем исповеди секретаря перед служанкой Лизой. Во время, когда создавалась комедия, слово «подлость» еще сохраняло оттенок своего первоначального значения. С давних пор на Руси «подлыми» называли людей, находившихся подле господина (к «подлому» сословию относили и крепостных крестьян). В XIX веке слово «подлец» было уже оскорбительным и означало бесчестность человека и его готовность стерпеть унижение. Молчалину подходят все оттенки этого слова. Он бесчестен, способен унизиться, но главное - всегда находится подле кого-то.
    Инстинкт «услужника» точно подсказывает Молчалину, какую линию поведения избрать с тем или иным человеком. С Фамусовым он предельно осторожен, общаясь со старухой Хлестовой, проявляет инициативу: составляет ей дельна и во многом близка к народной речи: «Ну выкинул ты штуку!», «Вот рыскают по свету, бьют баклуши...». Высказывания Лизы обнаруживают здравый смысл, наблюдательность. Она дает меткие характеристики Скалозубу («...и золотой мешок, и метит в генералы»), Чацкому («...чувствителен, и весел, и остер...»).
    Автор отходит от «классической » одномерности в изображении героев, создает сложные, противоречивые характеры. Так, Фамусов не только убежденный крепостник, искусный льстец (диалог со Скалозубом) и проповедник принципов Максима Петровича. Олещеи любящий отец, и хлебосольный московский барин, и даже, по-своему, патриот, которого раздражает преклонение перед всем иностранным. В своем монологе об образовании («...Дались нам эти языки! Берем же побродяги в дом, и по билетам...») Фамусов близок к Чацкому, когда тот обрушивается против «чужевластья мод». Софья во многом дитя своего отца: она умеет лгать, но в то же время многое в ней вызывает симпатию. Она, как и Лиза, «не льстится на интересы», осмеливается полюбить незнатного и небогатого отцовского секретаря.
    Драматургическое мастерство Грибоедова также отмечено чертами новаторства. Автор использует прием, позволяющий расширить пространство действия комедии. Он намекает отдельными штрихами на большое количество лиц, остающихся за сценой. Персонажи комедии то и дело вспоминают этих лиц: вдову-докторшу, Максима Петровича, всесильную Татьяну Юрьевну и ее мужа Фому Фомича, «Нестора негодяев знатных», «французика из Бордо» и «вечных французов» с Кузнечного моста, арапку-девку, могущественную княгиню Марью Алексевну... Эта вереница внесценических персонажей создает впечатление глубокой социальной пера активности охвата жизни."
    Особого внимания заслуживают в комедии авторские ремарки. Их тщательная разработка была новым приемом в драматургии. Чацкий при первом своем появлении «с жаром целует руку» Софьи. Софья в ответ на колкости Чацкого говорит «громкой принужденно». Последний свой монолог Чацкий произносит сначала «после некоторого молчания», потом «с жаром» и, наконец, «насмешливо».
    Художественные открытия Грибоедова живой, ярко индивидуализированный язык персонажей, реалистическое изображение характеров, новаторские приемы в драматургии - были по достоинству оценены и творчески развиты последующими поколениями русских писателей.