«Видимый миру смех и незримые, неведомые ему слезы» в произведениях Н.В. Гоголя

     Питая ненавистью грудь,
     Уста вооружив сатирой,
     Проходит он тернистый путь
     Своей карающею лирой.
     Со всех сторон его клянут,
     И, только труп его увидя,
     Как много сделал он, поймут,
     И как любил он — ненавидя!
     Н. А. Некрасов
     Н. В. Гоголь — самый яркий, выразительный писатель золотой эпохи русской литературы. Еще до изучения его творчества в школе читаются гоголевские малороссийские почти народные сказки «Вечера на хуторе близ Дикань- ки». Они производят сильное впечатление на читателя. Его окружает мир легенды, мистики, что-то неземное, фантастическое, он путешествует на горбу у ведьмы, водит хороводы под Ивана Купалу с веселыми парубками и «ясноокими дивчинами», любуется украинской природой. Герои произведения — здоровые молодые люди, честные, благородные, любящие жизнь, умеющие преодолевать любые препятствия, даже легко подчинять себе «нечистую силу», появление которой сопровождается лукавой гоголевской усмешкой. Н. В. Гоголь показывает величие человека, веру в силу народа, в конечную победу добра над злом.
     Но в своих последующих произведениях писатель выступает уже не как «добродушный юморист», а серьезным, глубоким художником, способным решать жизненно важные вопросы. Дальнейшее развитие творчества Н. В. Гоголя идет уже в другом направлении.
     «Ревизор» является одним из наиболее ярких драматических произведений отечественной литературы XIX века. Автор продолжает традиции русской сатирической драмы, основы которой были заложены в знаменитой комедии Д. И. Фонвизина «Недоросль». А. С. Пушкин вспоминал: «Как изумились мы этой книге, которая заставляла нас смеяться, мы, не смеявшиеся со времен Фонвизина!»
     В своем произведении Н. В. Гоголь показывает мир мелкого и среднего провинциального чиновничества России. В изображении быта и нравов жителей уездного городишки уже нет места романтике и красоте. Жизнь человека «опутана здесь паутиной мелочных интересов, тут — царство корысти и пошлости».
     Прочитав первую страницу комедии, сразу погружаешься в размеренную, пустую жизнь чиновников: городничий постоянно берет взятки, но «ведет себя очень солидно и серьезно», почтмейстер, «простодушный до наивности человек», читает чужие письма у себя в конторе, Бобчинский и Добчинский разносят по всему околотку сплетни.
     Этот замкнутый круг, по которому течет жизнь уездного городка, разрывает молодой человек, случайно появившийся в той местности. И его, «худенького, тоненького», «двадцати трех лет отроду», «без царя в голове», принимают за ревизора. Какой переполох тут поднялся!
     Каждый совал в руки мнимого чиновника из Петербурга взятку, да побольше, чтобы проверка обошла стороной его заведение. А он, на деле не имеющий ни денег, ни места, ни положения, осмелился просить руки дочери городничего.
     Читатель и зритель от души смеются, следя за кокетством Марьи Антоновны и донжуанством Хлестакова. Но, когда улыбка сходит с лиц, невольно встает вопрос, что кроется за этим кокетством и ухаживаниями. А за ними — приспособленчество, ложь, грязь, деградация. Сам автор указывал, что единственным «честным, благородным лицом» в «Ревизоре» является смех, и это очень грустно, а нам, сегодняшним читателям, грустно вдвойне: пороки, изображенные великим сатириком, увы, оказались так же бессмертны, как и само творение.
     У каждого художника есть произведение, которое он считает главным делом своей жизни, вкладывает в него самые сокровенные думы. Для Н. Гоголя это были «Мертвые души», поэма, явившаяся, по выражению В. Белинского, произведением, «беспощадно сдергивающим покровы с действительности». Сатира и философские раздумья о судьбе России, ее народа переплетаются здесь воедино.
     Итак, отправимся вслед за героем поэмы Чичиковым в NN. Сущность его затеи состояла в том, чтобы скупить несуществующие души и объявить себя миллионщиком. Он посещает различных помещиков, приобретает их умерших крестьян. Молодой интриган побывал у Собакевича, Коробочки, Плюшкина, Манилова, Ноздрева. Затейливые фамилии, предметы быта, туалета — все отображает нравы, устои, образ жизни помещиков. Мебель огромного Собакевича, будто гордясь, что принадлежит такому хозяину, повторяла его формы: необъятная, несуразная, неуклюжая. Для Коробочки характерны накопительство, стяжательство, у нее все опрятно, чисто, гладко.
     Но ее «дубинноголовость» не может не вызвать иронической улыбки. Смех вызывает и Плюшкин, превративший в «прореху на человечестве», и вдохновенное вранье Ноздрева.
     По внешнему облику владельцы поместий все разные, но объединяет их утраченная способность по-настоящему видеть, слышать, думать и все возрастающее стремление приобретать материальные блага, положение в обществе, чины по службе. Человек потерял человеческое лицо. А это уже — страшно.
     Чичиков искал «мертвые души» среди ушедших из жизни, но не замечал, что их немало среди живых: «коптитель неба», «увалень, байбак и лежебока» Пентентников; генерал Бетрищев, тупой, грубый солдафон, перенесший в свое имение армейские нравы; помещик Петр Петрович Петух, «барин-арбуз», целью жизни которого явилось стремление больше и вкуснее поесть и закормить любого постороннего человека.
     В «Мертвых душах» Н. В. Гоголь дерзнул «вызвать наружу все, что ежеминутно перед очами и чего не зрят равнодушные очи,— всю страшную, потрясающую тину мелочей, опутавших нашу жизнь».
     Писателю далеко не безразлична судьба России. В своих произведениях он, отображая разные стороны человеческого бытия, выражал мечту о будущем Руси, надежду на появление настоящих, «добродетельных» людей, способных спасти страну.
     Автор взволнованно говорит о том времени, когда «предстанет несметное богатство русского духа... Подымутся русские движения. И увидят, как глубоко заронилось в славянскую природу то, что скользнуло только по природе других народов».
     Хочется разделить эту веру с Н. В. Гоголем, что когда-нибудь отношения между людьми будут строиться на глубочайшем уважении к личности, независимо от того, какое место в обществе она занимает, и что не будет среди нас «маленького человека», «униженного и оскорбленного».