Жизнь и творчество Н.С. Гумилёва

     Настало время, когда в нашу историю и культуру возвращаются незаслуженно забытые имена. Одним из таких утраченных, но необходимых русской культуре звеньев был замечательный поэт, глава акмеистского направления, Николай Степанович Гумилев. Его книги не переиздавались с начала 20-х годе». До 1987 года они были предметом охоты коллекционеров и литературоведов, занимающихся поэзией «серебряного века». Сегодня чеканные стихи Гумилева по праву стали общенациональным достоянием.
     Известность поэт приобрел с возникновением в начале XX века нового литературного направления - акмеизма, который вырос на «развалинах» символизма, претерпевшего к концу 10-х годов разрушительный кризис. Талантливый, самобытный поэт, Гумилев в своем творчестве вышел далеко за рамки теоретических постулатов акмеизма. Его лирике присущи не только «прекрасная ясность», «техничность», «вещность», ной заинтересованное отношение ко всем проявлениям жизни, правдивость, исследование тайн жизни человека, его романтическая устремленность в будущее.
     Под рукой уверенной поэта
     Струны трепетали в легком звоне,
     Струны золотые, как браслеты
     Сумрачной царицы беззаконний...
     В этих строчках Гумилев подчеркнул всесилие поэта, владеющего изумительным средством воздействия - словом.
     Прекрасный поэт, превосходный мастер стихотворного перевода, умный и проницательный критик, человек действия (путешественник, воин, предприимчивый литературный деятель) - он был и остался притягательной и таинственной личностью на российском Парнасе.
     Гумилев рано начал писать стихи и рассказы. Его первые литературные опыты появились в печати, когда юному автору было 12 лет. Формирование эстетических взглядов Гумилева происходило и в гимназии в Царском Селе, где «сам воздух был наполнен поэзией», и в Париже, в Сорбонне, где он прослушал курс по французской литературе, и в Петербургском университете на историко-филологическом факультете.
     Гумилев рано осознал себя как поэта и успехи в литературе ставил для себя единственной целью. Первый сборник стихов «Путь конквистадоров», выпущенный восемнадцатилетним автором, заявил о романтических устремлениях поэта, о его желании участвовать в рискованных приключениях:
     Я конквистадор в панцире железном,
     Я весело преследую звезду,
     Я прохожу по пропастям и безднам
     И отдыхаю в радостном саду.
     И действительно, осенью 1910 года Гумилев совершает трудное и опасное путешествие в Абиссинию. Позднее он писал: «Я побывал в Абиссинии три раза, и в общей сложности я провел в этой стране почти два года».
     Свое путешествие Гумилев описал в одном из лучших стихотворений - «Пятистопные ямбы»:
     Я помню ночь, как черную наяду,
     В морях над знаком Южного Креста.
     Я плыл на юг...
     ...
     Но проходили месяцы, обратно
     Я плыл и увозил клыки слонов,
     Картины абиссинских мастеров,
     Меха пантер - мне нравились их пятна -
     И то, что прежде было непонятно, -
     Презренье к миру и усталость снов.
     
     Можно только восхищаться любовью русского поэта к великому африканскому континенту, его людям и культуре. Этнографические коллекции, рассказ «Африканская охота» и, конечно, стихи - дань этой любви.
     Широкую известность принесла вслед за «Романтическими цветами» третья книга Гумилева «Жемчуга» и особенно знаменитая баллада «Капитаны». Именно в этом стихотворении проявилось неподражаемое умение поэта вырваться на простор истинной, вольной и свободной поэзии из тисков книжной романтики. Свежий ветер настоящего искусства наполняет паруса «Капитанов», безусловно связанных с романтической традицией Киплинга и Стивенсона:
     На полярных морях и на южных,
     По изгибам зеленых зыбей,
     Меж базальтовых скал и жемчужных
     Шелестят паруса кораблей.
     Быстрокрылых ведут капитаны,
     Открыватели новых земель...
     Гумилев называл свою поэзию Музой Дальних Странствий. До конца дней он сохранил верность этой теме, и она при всем многообразии тематики и философской глубине поэзии раннего Гумилева бросает совершенно особый романтический отсвет на его творчество.
     Вновь в памяти белых лилий
     И синих миров сверканье...
     Мне ведомы все дороги
     На этой земле привольной...
     Первая мировая война сломала привычный ритм жизни. Николай Гумилев добровольцем пошел на фронт. Его храбрость и презрение к смерти были легендарны. Редкие для прапорщика награды - два солдатских «Георгия» - служат лучшим подтверждением его боевых подвигов.
     Знал он муки голода и жажды,
     Стон тревожный, бесконечный путь.
     Но святой Георгий тронул дважды
     Пулею нетронутую грудь.
     Поэт-воин, как называли Гумилева, изнутри видел и сознавал ужас войны, показывал его в прозе и стихах: в сборнике «Колчан», в очерках «Записки кавалериста». А некоторая романтизация боя (в чем упрекали порой его) была особенностью Гумилева - поэта и человека с ярко выраженным, редкостным, мужественным, рыцарским началом и в поэзии, и в жизни. В «Колчане» рождается новая для Гумилева тема - «о России», которая раскрывается в послереволюционном сборнике «Костер». Совершенно новые мотивы звучат здесь - творения и гений Андрея Рублева и кровавая гроздь рябины, ледоход на Неве и Древняя Русь. В некоторых стихотворениях с мистической прозорливостью поэт предсказывает свою судьбу. В стихотворении «Рабочий» невысокий старый человек «занят отливаньем пули»:
     Пуля, им отлитая, просвищет
     Над седою, вспененной Двиной,
     Пуля, им отлитая, отыщет
     Грудь мою, она пришла за мной...
     Жизнь Гумилева, обвиненного в участии в контрреволюционном заговоре, трагически оборвалась в 35 лет, в 1921 году поэта расстреляли. Но остались его чудесные стихи, в которых отразилась личность талантливого поэта, мужественного человека, умеющего смотреть в лицо опасности, бесстрашно бросающего вызов судьбе. Он так сам сказан в стихотворении-завещании «Мои читатели» о своей роли поэта:
     Но когда вокруг свищут пули,
     Когда волны ломают борта,
     Я учу их, как не бояться,
     Не бояться и делать что надо.