Творчество В.С. Высоцкого

     Истоки творчества Высоцкого связаны с впечатлениями 40—50-х годов, с жизнью Москвы этого времени. В подростковом возрасте война воспринималась чуть романтически, но тяжесть тыловой и послевоенной жизни легла на плечи этих мальчиков серьезным грузом.
     Все жили вровень, скромно так, —
     Система коридорная,
     На тридцать восемь комнаток
     Всего одна уборная.
     Здесь на зуб зуб не попадал.
     Не грела телогреечка,
     Здесь я доподлинно узнал,
     Почем она, копеечка.
     ...
     А в подвалах и полуподвалах
     Ребятишкам хотелось под танки.
     
     Не досталось им даже по пуле —
     В ремеслухе живи да тужи.
     Ни дерзнуть, ни рискнуть, — но рискнули
     Из напильников делать ножи...
     («Баллада о детстве»)
     Военные песни Высоцкого свидетельствуют о глубоком художественном чутье поэта, о его умении почувствовать так же, как чувствует человек в критической ситуации, как человек, сам оказавшийся в такой ситуации. Он был
     своим для людей много старше его, прошедшим горнило войны. Ощущение борьбы прекрасно передано в песнях «Як-истребитель», «Их восемь — нас двое», «Сыновья уходят в бой», «Спасите наши души...» Цель борьбы героя этих песен — сохранить дружбу и любовь. Когда погибает друг, человек теряет половину самого себя («Он не вернулся из боя», «Песня о погибшем летчике»). То же происходит с человеком, если он теряет любовь («Полчаса до атаки», «Я полмира почти через злые бои...»).
     В песнях отражено единство фронта и тыла («Белый вальс», «Мы вас ждем»). С военным циклом связан другой крупный цикл — о горах и о море. В борьбе человек преодолевает себя.
     Надеемся только на крепость рук,
     На руки друга и вбитый крюк...
     
     Мы рубим ступени. Ни шагу назад!
     И от напряженья колени дрожат,
     И сердце готово к вершине бежать из груди...
     («Вершина»)
     Борьба со стихией сближает людей.
     И я уверен — если что-нибудь.
     Мне бросят круг спасательный матросы.
     Правда, с качкой у них перебор там,
     И в штормы от вахт не вздохнуть,
     Но человеку за бортом
     Здесь не дадут утонуть.
     («Посвящение матросам теплохода «Аджария»)
     Песни Высоцкого ориентированы на реализацию в устной форме. В этом смысле его творчество сопоставимо с монологами Михаила Жванецкого, с песнями Булата Окуджавы и Александра Галича.
     В песнях Высоцкого часто находит выражение разговорное городское просторечие. Персонажи многих его песен — люди разных социальных групп и профессий. Для создания их портретов автор использует языковые средства разных уровней. Используется лексика: «мы говорим не штормы, а шторма» в одноименном стихотворении, «не сумлевайтесь, милые» («Товарищи ученые»). Встречаются фразеологические приемы:
     Я ж по-ихнему ни слова,
     Ни в дугу и ни в тую.
     («Инструкция перед поездкой за рубеж»)
     В создании речевого портрета автор фиксирует внимание на характерных особенностях речи персонажа:
     Но тут вступился за меня
     Ответственный по группе.
     Сказал он тихо, делово
     (Такого не обшаришь) —
     Мол, вы не трогайте его,
     Мол, кроме водки — ничего.
     Проверенный товарищ.
     («На таможне»)
     В ряде песен встречаются национально-культурные (ритуальные) модели поведения:
     Как уехал ты — я в крик — бабы прибежали:
     — Ох, разлуку, — говорят, — ей не перенесть.
     Так скучала за тобой, что меня держали,
     Хоть причина не скучать очень даже есть.
     («Письмо на сельхозвыставку»)
     Многие песни Высоцкого «ситуативны» по своей природе: «Инструкция перед поездкой за рубеж», «Лекция о международном положении, прочитанная осужденным на 15 суток за мелкое хулиганство своим товарищам по камере», «Диалог у телевизора», «Жертва телевидения».
     Высоцкий создавал песни под свое личное исполнение и звучание. Письменное издание его песен беднее живого исполнения. В письменный текст попадают далеко не все случаи просторечной морфологии: «Он там был купцом по шмуткам» («Письмо в редакцию»); «Есть вариант, что ихний вождь...» («Почему аборигены съели Кука»).
     Для создания более яркого комического эффекта Высоцкий при исполнении своих песен нередко сам конструирует варианты слов: «И наша семья болыпанством голосов...» (Поездка в город»); «Метевоусловия не те» («На таможне»). Созданные поэтом речевые образы часто становились афоризмами: «Жираф большой, ему видней» («В желтой жаркой Африке...»).
     Высоцкий вскрывал идеологизированный характер массового сознания.
     К синяку прижимая пятак,
     Встрял второй: — Полно вам, загалдели!
     Я способен все видеть не так,
     Как оно существует на деле.
     Эх, нашел чем хвалиться, простак! —
     Недостатком всего поколенья...
     («Про глупцов»)
     И нас хотя расстрелы не косили,
     Но жили мы, поднять не смея глаз.
     Мы тоже дети страшных лет России —
     Безвременье вливало водку в нас.
     («Я никогда не верил в миражи»)
     Высоцкий иронизирует над политизированностью нашего обыденного сознания:
     Сосед орет, что он — народ.
     Что основной закон блюдет,
     Мол, кто не ест, тот и не пьет, —
     И выпил, кстати.
     Все сразу повскакали с мест...
     Но тут малец с поправкой влез:
     «Кто не работает — не ест, —
     Ты спутал, батя!»
     («Смотрины»)
     В песне «Товарищи ученые» затронута тема «бесполезности» интеллигенции. В песне «Мы бдительны» сопоставляются проблемы личные и государственные. В других песнях затронута одна из тем разговоров в очередях; «товара не хватает» («В булочной», «Кулинария», «Очередь за кофемолками в магазине электротоваров»).
     В отношении Высоцкого к своим героям прослеживается традиция народного юмора, помогающего опознать недостаток и избавиться от него.